Зарайск. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 18 января

пасмурно-3 °C

Онлайн трансляция

К 100-летию музея «Зарайский кремль»: ...Если посеяли деды сынам

20 окт. 2018 г., 16:37

Просмотры: 160


Многочисленные посетители музея-заповедника «Зарайский кремль», в текущем году отметившего столетний юбилей, не устают восхищаться богатством и разнообразием его коллекций. Отмечая уникальность древних раритетов, зачастую задаваясь вопросом — как удалось сохранить все это богатство? — гости выражают искреннюю благодарность тем, кто сберёг бесценные экспонаты — музейным хранителям. О специфике этой профессии рассказывает ученый секретарь музея Ирина Городенцева.

— Сбережению и приумножению сокровищ веков мы все обязаны деятельности хранителей этих ценностей. Благодаря их повседневной — будничной, кропотливой, отнюдь не бросающейся в глаза работе изучается и приумножается чаша даров древности, исчезают «белые пятна» в истории пусть и отдельно взятого музея и края.

Деятельность музейного смотрителя — обширная и многогранная — включает в себя целый ряд аспектов. Для обеспечения сохранности бесценных раритетов необходимо соблюдение температурно-влажностного режима, надлежащее размещение их на стеллажах и полках хранилища — значит, требуется соответствующее оборудование. Причём размещать предметы следует таким образом, чтобы при необходимости любой из них можно было оперативно изъять с места хранения, не беспокоя при этом соседние. (А ещё хранитель должен чётко представлять, где именно, в какой из секций находится тот или иной экземпляр из тысяч (!) единиц хранения, дабы задать точное направление поиска). Приходится учитывать и возможную пагубную деятельность жучков, букашек-вредителей, что является одной из проблем хранения музейных коллекций. При экспонировании предметов именно хранитель диктует условия их размещения в залах музея с учётом и правильного освещения (чтобы не допустить выцветания красок), и «защиты» от посетителей, которые, бывает, совершенно непроизвольно так и норовят потрогать очередной раритет.

Словом, хранитель должен обладать огромным багажом знаний по вверенной коллекции. Это вопросы искусствоведения, определяющие «сущность» предмета, основы реставрационной работы, азы биологии — для охраны от тех же вредителей. Это историческая составляющая, ведь любая вещь является неотъемлемой частью большого предметного мира, его знаковым символом, по которому мы составляем своё суждение о той эпохе. Хранителям музейных коллекций приходится заниматься самообразованием,  по сути — серьёзной научной работой по изучению собрания. Каждый предмет исследуется столь широко и кропотливо, что после нескольких лет работы хранитель, что называется, с закрытыми глазами может чётко представить и описать его внешний вид вплоть до мельчайших царапин и сколов.

Несмотря на всю «безумную», по выражению одного из наших хранителей, ответственность за собрание предметов огромной исторической, художественной, культурной, мемориальной, а нередко и научной ценности, многие из представителей этой музейной профессии отмечают её несомненную притягательность. Хотя бы в плане весьма любопытных открытий, случающихся в ходе исследовательской работы, в результате которой ранее анонимный, бессловесный, так сказать, предмет вдруг «начинает говорить», обретая жизнь и судьбу. Так, в музейном собрании живописи имеется портрет молодой женщины кисти неизвестного художника, своим стилем вызывающий ассоциации с хорошо знакомым полотном И. Крамского «Неизвестная». А в коллекции графики хранится портрет работы В. Серова, запечатлевший супругу владельца имения «Затишье» в с. Козловка Зарайского уезда — Берту Перле. Сравнительный анализ двух произведений позволил предположить, что в обоих случаях изображена одна и та же женщина, правда — в разные годы жизни. Пока это предположение остается гипотезой, но оно подвигло хранителя данной коллекции на изучение родословной семьи Перле. В результате исследования выяснилось, что супруг Берты, коммерсант Адольф Перле являлся представителем в России едва ли не всемирно известной швейцарской часовой фирмы, основатель которой в своё время был придворным часовщиком трёх французских королей, а фирма процветает и сегодня, выпуская престижную продукцию. Вот такой штрих к истории Зарайского уезда XIX века.

Или другой пример. В экспозиции представлена изысканная десертная тарелка с изображением Аполлона и Артемиды, выпущенная в начале XIX века на Севрской мануфактуре (Франция) и поступившая в музей в 1919 году из имения Сенницы. В ходе исследования выяснилось: тарелка имеет порядковый номер, что говорит о её принадлежности к сервизу, конкретно — к знаменитому Олимпийскому. Тому самому, что был сделан по заказу Наполеона и подарен российскому императору Александру I, а в настоящее время хранится в Оружейной палате Московского Кремля. В сервиз входили 69 десертных тарелок с изображением героев древнегреческих мифов, и по свидетельству специалистов Оружейной палаты, все предметы на месте. Можно предположить, что тарелка из музейного собрания была сделана на заказ (как копия) и является штучным изделием, причём качество повтора столь высокое, что не уступает оригиналу. Остаётся только догадываться, кем из владельцев Сенниц и по какому поводу был сделан заказ на эту вещь знаменитой Севрской мануфактуре.

Перефразируя известного поэта, хотелось бы сказать: «О, сколько нам открытий чудных готовит... работа музейного хранителя». Открытия такого рода вкупе с искренним восхищением посетителей экспонируемыми древностями дают хранителям коллекций ощущение значимости, можно сказать — высокой миссии своего труда, который делается не на время, а на века. Как сказал классик персидской поэзии Г. Низами:

      — И если посеяли деды сынам,

      Уместно посеять для внуков и нам.